Category: животные

жолтая машынка

(no subject)

Подходящий сезон для фотографирования черепах, решили мы с Катей. Черепахи не хотели высовывать ноги и головы, мы грели их в теплой воде в раковине, потом пошли пить чай, пока они думают, что делать дальше.



Младенец Митя ужасно ими заинтересовался. Но мы ему их не дали, он бы все равно бедняжек на пол побросал.

жолтая машынка

(no subject)

— Волк, ты не съешь ли меня?
— Нет не съем, заяц, ступай своей дорогой.


Заяц:
А меня вдруг такое зло разобрало, я забыл уже про всякую осторожность, говорю ему, слушай! Эй, волк, говорю. Ты меня съешь!

Волк:
Пристал ко мне возбужденный заяц, хочет, чтобы я решил какие-то его проблемы. Я думаю, с такими нервами никаких проблем не решить. Ну не про дыхательную гимнастику же ему рассказывать. Господи, да он трясется аж. Заяц, говорю ему, что же ты, так ничего не выйдет, понимаешь, ты заходишь не с того конца. Тебе стоило бы думать не о том, как решить эту конкретную проблему, оставаясь тем, кто ты есть, а о том, как стать тем, кто может решать свои проблемы или даже тем, кто не будет этих проблем иметь. Рассказываю и думаю, как хорошо получилось, ведь вербализация, облечение идей в слова для передачи их другому, способствует тому, чтобы я сам...

Заяц:
Да ты хоть понимаешь, волк, что мне уже вот где это все! Ты же меня съешь! Ну не сейчас, так завтра! А ты знаешь, как жить обреченному на смерть? Я каждый день так живу! Ты вот идешь себе, а я только вижу тебя и умираю со страха уже! Ты же хищник! Убийца!

Волк:
Никогда не успокаивал заячьи истерики, но он же меня все равно не поймет сейчас, и даже не из-за своего состояния. Давай, говорю, вернемся к этому вопросу лет через пять, встретимся, поговорим, видишь ли, для тебя мои слова сейчас не содержат смысла. Информация, полученная от других, не может стать твоим собственным опытом. Однако смотрю, ничего не выходит, он только пуще плакать начинает. Зайчище, говорю, да брось ты это, делаю жест, будто бы по плечу его хлопнуть собираюсь, но не хлопаю. Ты, заяц, пивка с ребятами попей, займись спортом, рыбалкой, знаешь, как на свежем воздухе...

Заяц:
Он думает, мне помогут слова! Он думает, что весь этот ужас куда-нибудь денется, если о нем поговорить!

Волк:
Нервничает, не унимается, да что говорить, из шкуры просто выскакивает. У меня эмпатия хорошая, мне не нравится рядом чужой дискомфорт ощущать, тем более, сделать ничего не могу. А он прямо изводится весь, все ближе подскакивает, лапами машет, кричит уже что-то совсем неразборчивое, уши, лапы, такое противное мельтешение перед глазами, чтоб он уже делся куда-нибудь...

Чувствую в желудке неприятную тяжесть. Кровь с морды утираю, а сам думаю, как мне объяснить диетологу пять килограмм сырого мяса.