evr (evr) wrote,
evr
evr

Снилось душевыворачивающее что-то, еле сумела восстановить подробности.

Мой дед — могущественный волшебник. У нас праздничное торжество, гости в главной комнате сидят за столом, потом парочками и отдельными компаниями расходятся по остальным комнатам, везде кто-то есть, везде еда, вино.

Мы стоим на балконе, внизу огоньки, сверху темнота. Он — величавый старец с белой бородой, я держу его за руку. Как я горжусь им. Мы глядим вниз и разговариваем, мы часто разговариваем. Он любит меня, а я его. Он рассказывает мне все.

В этот день обычно происходит концентрация злобы и зависти к могуществу деда, на него совершаются одиночные и организованные нападения. Сквозь магическую защиту изредка прорываются мелкие создания, взрываются в воздухе. Или покрупнее — начинают наводить морок. Некоторые в человеческом обличье или в животном. Затевают что-то, мы успеваем перехватить всех и развеять по воздуху, или воспламенить, взорвать эффектным фейерверком. Улыбаемся друг другу. Я ничего не умею, просто в его присутствии мне передается немного силы, какая-то частица, чувства делаются острее, я вижу спиной и слышу движение воздуха, а взмах руки достигает противоположного конца комнаты и сметает летящего.

Все это не портит праздника, нам весело, мы немного в стороне от гостей, хотя и с ними. Мы счастливы вместе.
В комнате появляется женская фигура в белом врачебном халате. Она успевает что-то сделать, дед валится на стул, оседает грузно. Она обессилена содеянным, я хватаю ее, бросаю на диван. Что ты сделала? Из ее обрывочных слов понимаю, что она лишила его магической силы. Она истаивает в воздухе, халат опускается на диван. Я зачем-то надеваю его.
Дед медленно приходит в себя.

Черты лица делаются проще, борода короче, рост немного меньше, движения суетливей. Величие исчезает. Обычный человек. Старик со своим семейством. Мы носим посуду на кухню, смотрим, не требуется ли что-нибудь засыпающим гостям, обходим комнаты, приглушаем свет. Выходим на балкон. Мне кажется, он всегда таким был. Это так действует, сказала она. Он забудет, а потом забудут все. Мы стоим на балконе, дед и внучка. Он держит меня за руку, как обычно.

—Зачем на тебе халат? — спрашивает он. Я и сама уже почти забыла, что это за халат. Но чувствую, что нельзя говорить, все уже испорчено и нельзя вспоминать. Дед будто становится выше ростом, в глазах движение мысли.
— Это она, она была тут, она лишила меня...
Сердце взрывается острой жалостью. Он не должен знать, он же все забыл, он теперь просто старик! Она сказала, это всегда так действует. Ему нельзя знать о том, что он потерял!
— Она лишила меня всего, — твердый, уверенный голос, он почти прежний, — Не может не быть способа.
Я знаю, им его не уничтожить. Не может не быть способа.
Tags: dreams
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments