July 6th, 2006

жолтая машынка

(no subject)

"И он все спрашивал не передумала ли я, может быть мне хочется выйти за него замуж.
В ночи, под халявное соседское вино, все это так странно.
- Знаешь, мен, это так странно, это так странно, это такая странная жизнь, кстати, у вас тепло?
- Сорок градусов в тени, я скучаю."

iogannsb почти как горалик, только младше и нежнее и без этой психопатологии.
жолтая машынка

(no subject)

Прямо вот жалко встречаться и говорить вслух, ведь это же не будет записано, я потом не смогу прочитать и порадоваться ровным рядам знакомых строчек. И потом, что такое это ваше "вслух" - сырая репетиция, прогон перед концертом, тяп-ляп, без всякой ответственности, на живую нитку, а перед лицом печатного текста человек собирается, выпрямляется (ну и пусть он скорчился в кресле или разлегся на столе перед клавиатурой), гордо несет свой текст, красиво развеваются хвосты его фраз, знает он, что написанное ожидают многие глаза и многие мозги под многими черепами будут вникать и обмусоливать может быть даже не один день (кстати, мне ужасно нравится нахально пропускать запятые) и он сам становится значительнее, сообщаясь с другими людьми таким образом. А еще текстом, без интонаций, суше, но тоньше, потому что вместо понижения и повышения, громкости, шепота, дыхания, покашливания у тебя только намеки, только что-то в воздухе, а реальность вообще очень скучная, давно известно.
rabbit

(no subject)

И кофе с медом и Throbbing Gristle — это такая невыносимая чушь. Это такие две невыносимые чуши.

Но у меня кончился сахар и я пью, а про TG писал Горохов в Музпросвете и я старательно дослушиваю.