November 20th, 2005

жолтая машынка

О страдании живых существ, хотя вообще-то ничего особенного

Свернулась на кровати кошка, чайник на кухне щелкает и выключается, половинка лимона лежит аккуратно на блюдце. Туповатым ножом отпилить ровный желтый кружочек, две ложки сахара высыпать на лимон, смотреть, как он медленно тонет, сахар ссыпается с него вниз, расходятся сладкие волны, преломляют свет в чашке, опускаются на дно.

Вот в такой ненастный вечер, когда ветер бьется со всей дури в окно, в такой вечер хорошо сидеть, завернувшись в теплый плед, с книжкой и чашкой чая. С чашкой горячего чая сидеть, неторопливо прихлебывать из нее, листать книжку, хозяин собаку не выгонит, а мне тепло, медведь лежит под боком. Ну? И чего ждем? Книжку в зубы, чай на кухне. Сиди! В плед завернись! Не хочешь? В глаза смотри! Хочешь сидеть с книжкой одна дома? А под ливнем мчаться короткими перебежками, сжимая в ладони мокрые пальцы? Выворачивающийся зонтик оберегать от ветра там, с ним, в промозглой тьме? Дрожать от холода и плеча касаться? Чай и плед? Книжка? В глаза, говорю!

Хрясь, зеркало вдребезги. Чай по обоям, колесико лимона скачет по полу. Тут лирический герой вступает и высказывается в том роде, что, мол, зря это все, ну что вы все с ума посходили, давайте сядем за компьютер, успокоимся, почитаем ленту, у тебя трагическое мироощущение сегодня, ну послушай, одиночество — нормальное состояние взрослого человека в современном мире. Попробуй приложить к обоям зубной порошок, в колонке домашних советов писали, что должно помочь.